Поэзия «Серебряного века»

9 апреля в читальном зале библиотеки на Карла Маркса 5 открылась выставка «Поэзия «Серебряного века» и Николай Гумилёв (к 135 –летию со дня рождения). На этой выставке вы можете познакомиться с разнообразием поэтических течений эпохи рубежа ХIХ – ХХ столетий.

Это был подлинный взлёт русского искусства, несущий по словам литературоведа В. Агеносова «трагедию разрушения гармонии». Поэты и писатели той поры искали её в пушкинской идее гармонии человека. Они хотели создать новый «большой стиль», но всё же осознавали его вторичность в сравнении с классической эпохой века ХIХ. Отсюда благородное название «Серебряный» в сравнении с «Золотым» веком пушкинской поры. На выставке вы можете познакомиться с поэтическими сборниками, узнать различные точки зрения литературоведов на творчество той эпохи, погрузившись в изучение литературно-критических работ.

Но, конечно, главный акцент создатели выставки сделали на творчестве Н. Гумилёва. Он представлен в нескольких ипостасях – как поэт, литературный критик, автор прозы и драматург.

С его именем связывают новое направление в русской поэзии. Именно Н. Гумилёв возглавил «бунт» группы поэтов, среди которых наиболее известны А. Ахматова и О. Мандельштам, пожелавшие освободиться от опеки символистов, собиравшихся в знаменитой «башне» поэта Вячеслава Иванова. «Акмеизм» (от греч слова «acme» — в переводе «высшая степень чего-либо», «расцвет») или «адамизм» (от библейского Адам — человек) – так стали называть новое течение в литературе, которое хотело окончательно порвать с теургическим мистицизмом и туманной зыбкостью символизма. Для нового течения были характерны «прямота стиха и образа, близость к природе, мечта о первобытной силе (Н. Дерябина), тяга к вещественности, простоте, к опоре на культуру предков. Позже судьбы поэтов разошлись. Каждый из них создал свои неповторимые миры. И на нашей выставке вы сможете найти сборники стихов А. Ахматовой, О. Мандельштама, а также поэта, который был их идейный оппозиционером, чьё творчество литературоведы часто сравнивают с Гумилёвым «как Моцарта и Сальери». Этот поэт А. Блок.

Так каков же образ Н. Гумилёва в русской литературе? Исследователь С. Слободнюк сравнил поэта с «неким иероглифом», который «каждый может истолковывать по-своему». Порвавший с символизмом, создавший новое направление в литературе, он в конце жизни в последних стихах сборника «Огненный столп» в стихотворениях «Слово», «Заблудившийся трамвай» снова приходит к образам символам. «Видимо в этом и заключается первостепенное значение поэзии Гумилёва для русской литературы», — говорит критик и публицист Н. Богомолов. «Ему удалось снять противопоставление символизма и постсимволизма, непротиворечиво объединить их, … сделать взаимодополняющими.»

Н. Гумилёв прожил короткую, но яркую жизнь, в молодости много путешествовал. Ему, как никому из поэтов рубежа веков, была свойственна мужественность. Он воевал, был награждён двумя Георгиевскими крестами. Литературный критик Ю. Айхенвальд, воспроизводя «биографию души» Л. Гумилёва, называет его «романтиком», но «обожженным луной, а не солнцем». Он поэт пророк, в своих экзотических африканских стихах напророчивший свою гибель.

«И умру я не на постели,

При нотариусе и враче,

А в какой-нибудь дикой щели,

Утонувшей в густом плюще.»

Л. Гумилёв умер не своей смертью. Он был расстрелян после революции по ложному обвинению в связи с контрреволюционной группой.

Возьмите с полок выставки его поэтические сборники, прозу, драмы, критические работы, сравните с его современниками, окунитесь в изучение литературно-критических статей о нём, и может бы «иероглиф» Н. Гумилёва поддастся вашей разгадке.

Вылегжанина Елена Юрьевна, библиотекарь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.